Владимир ШЕВЕЛЬКОВ: Роль в этом фильме меня раздавила

Четырехсерийная лента «Гардемарины, вперед!», снятая по книге Нины Соротокиной «Трое из Навигацкой школы», уже в первый год проката заслужила признание и критиков, и обычных зрителей.

Культовой картину режиссера Светланы Дружининой сделала выдающаяся игра актеров, нетривиальный сюжет и песни, звучащие в фильме в исполнении артистов. По прошествии десятков лет фильм не утрачивает своей актуальности и сегодня все также транслируется на ТВ.

Редакция 24СМИ рассказывает любителям советского кинематографа о жизни артистов картины тогда и сейчас, составив список с фотографиями.

Сергей Жигунов (1963)

'Фильм

Съемки в этой ленте открыли артисту двери в мир большого кино. После выхода картины в свет обаятельный лицедей пополнил послужной список десятками ролей, среди которых самыми запоминающимися стали персонажи картин «Моя прекрасная няня», «Склифосовский» и «Шакал».

Сергей Жигунов — Саша Белов

Сашу Белова должен был сыграть Олег Меньшиков, но из-за ухода из проекта Юрия Мороза актерский тандем развалился, режиссеру срочно пришлось искать замену. Тем не менее Меньшиков озвучивал героя Жигунова.

Пожалели о переезде? Принц Гарри признался, что в Америке чувствует себя одиноко

Олимпийская чемпионка по гимнастике рассказала, что ест на завтрак, обед и ужин

Новый проект Dior: бесплатные уроки онлайн от профессиональных танцоров

Сергей, как и Дмитрий Харатьян, получил свою порцию славы, после съемок у Дружининой был завален работой. Вторая волна популярности пришла к нему в процессе работы над сериалом «Моя прекрасная няня», где Жигунов сблизился с Анастасией Заворотнюк. Из-за отношений с актрисой он ушел от своей жены, а после окончания романа с Анастасией вернулся к супруге опять. Сейчас Жигунову 56 лет, он не только актер, но и сценарист и продюсер.

Дмитрий Харатьян (1960)

Фильм «Гардемарины, вперед!»: актер Дмитрий Харатьян в роли Алексея Корсака — тогда и сейчас
Роль гардемарина Алексея Корсака досталась актеру Дмитрию Харатьяну. Тогда в белокурого красавца с волнующей родинкой над губой было влюблено все женское население СССР.

Внезапно обрушавшаяся на голову Харатьяна слава привела его в ряды запойных алкоголиков. К счастью, артист вырвался из хватки «зеленого змия» и сейчас также снимается в кино, появляясь в полнометражных и многосерийных проектах.

Анастасия Ягужинская — Татьяна Лютаева

Роль красавицы Анастасии — дебют Татьяны в кино, после выхода картины на экраны она проснулась знаменитой. Примечательно, что в картине она снималась на поздних сроках беременности, но пышные юбки помогали скрывать этот факт.

В 90-х Татьяна жила в Латвии, работала в театре. В 2000-х она вернулась в Россию, где сейчас снимается в кино и сериалах, участвует в театральных постановках. Татьяне 54 года, по ее стопам пошла дочь — актриса Агния Дитковските.

Владимир Шевельков (1961)

Фильм «Гардемарины, вперед!»: актер Владимир Шевельков в роли Никиты Оленева — тогда и сейчас

Фильм «Десять негритят»: актеры и судьба

Роль третьего гардемарина — Никиты Оленева — досталась актеру Владимиру Шевелькову. Герой артиста запал зрителям в душу, позволив юному лицедею занять свою нишу на кинематографическом Олимпе.

В отличие от предыдущих актеров Шевельков не снимался в продолжении «Гардемаринов». В последующие годы Владимир снял несколько клипов для Татьяны Булановой, примерил на себя роль режиссера, а также стал ведущим программы «Петербургские встречи».

Софья — Ольга Машная

В отличие от героев-гардемаринов, участие в фильме не принесло Ольге колоссальную популярность. Она больше снималась до участия в картине, а в 90-х не участвовала в особо резонансных проектах. В 2000-х после рождения сына она сильно поправилась, даже ложилась под нож хирурга, но эффект от процедуры продлился недолго.

3-летний сын Ксении Собчак спел «Калинку-малинку» и удивил Аллу Пугачеву

250 человек в час может обследовать на Covid-19 специально обученная собака

Как вычестить ковёр от шерсти: девушка показывает эффект от кремниевой щетки

Сейчас актрисе 54 года, она снимается в отечественных сериалах.

Михаил Боярский (1949)

Фильм «Гардемарины, вперед!»: актер Михаил Боярский в роли Де Брильи — тогда и сейчас
Актер Михаил Боярский в фильме перевоплотился в шевалье Де Брильи. О таланте артиста зритель знал и до выхода в свет «Гардемаринов».

Многогранность своих амплуа артист демонстрировал в лентах «Собака на сене» и «Три мушкетера».

Помимо съемок в кино, Михаил также часто появляется на ТВ. В 2017 году Боярский стал членом жюри сразу двух телепроектов: «Минута славы» и «Мое советское».

Евгений Евстигнеев (1926-1992)

Фильм «Гардемарины, вперед!»: актер Евгений Евстигнеев в роли Алексея Бестужева — тогда и в последние годы
Роль вице-канцлера Алексея Бестужева досталась актеру Евгению Евстигнееву, который хорошо зарекомендовал себя и у режиссеров, и у зрителей еще до «Гардемаринов».

После премьерного показа фильма артист снялся в картинах «Собачье сердце», «Елки-палки», «Канувшее время» и «Город Зеро». Последним проектом звезды стала картина «Ермак», вышедшая на экраны уже после смерти Евстигнеева.

Ольга Машная (1964)

Фильм «Гардемарины, вперед!»: актриса Ольга Машная в роли Софьи — тогда и сейчас
На фоне сильного мужского актерского состава ленты совсем не терялась артистка Ольга Машная. Героиня актрисы — Софья, возлюбленная Алеши Корсака, запомнилась зрителям не меньше гардемаринов.

После премьерного показа картины Ольга появилась еще в ряде фильмов, после чего в ее карьере начался простой. В 2020 году актриса снялась в передаче «Человек-невидимка», в которой призналась, что душевные переживания она глушит алкоголем.

Владимир Шевельков: «На славе «Гардемаринов» не заработал ни копейки»

Владимир Шевельков: «На славе «Гардемаринов» не заработал ни копейки»
В конце 1980-х «Гардемаринов» смотрела вся страна. Харатьян, Жигунов, Шевельков – каждый из этой троицы бравых и отважных стал настоящим секс-символом советского кино. Первые двое успешно пожинали плоды бешеной славы. Шевельков ушел в тень…

О своей нелюбви к фильму, который сделал его знаменитым, о разочаровании в актерской профессии, о том, как на пике популярности встал за стойку бара Владимир Шевельков рассказал в откровенном интервью.

«Думал, что кино – важнейшее из искусств, а оказалось – попса»

— Владимир, какие у вас воспоминания о 1980-х?

— Ну, во-первых, надо понимать, что в 1980 году мне было 19 лет. Что может быть лучше?.. А в 1989 мне было 28. Что может быть лучше?

— Но для кого-то 1980-е – романтическая пора перемен, а для кого-то – ломка устоявшейся стабильной жизни.

— У меня ничего такого не было. В начале 1980-х я очень комфортно чувствовал себя в актерской профессии, понимал, что многого могу добиться. А в 1987 году пришли «Гардемарины», вместе с ними вот эта глобальная, дурацкая слава. И я понял, что актерская профессия мне уже не интересна. Я пытался писать стихи, в 1988-м полгода отстоял за стойкой бара. А к концу 1980-х понял, что хочу заниматься режиссурой, открыл первую компанию по производству рекламы…

— Вот вы все и рассказали. Но давайте пока остановимся на «Гардемаринах». Так понимаю, не любите вы этот фильм?

— Не то, что не люблю, просто считаю, что до этого я занимался актерской профессией, а «Гардемарины» – это уже начало шоу-бизнеса. Сказать по правде, я изначально понимал, что делается что-то не то. Плюс отношения со съемочной группой не сложились, прежде всего со Светланой Дружининой. Но на этом я подробно останавливаться не буду, дело давнее…

— А Светлана Сергеевна до сих пор говорит, что не знает таких актеров, как Жигунов и Шевельков.

— Ну и слава богу. А я не знаю такого режиссера, – потому что у нее лучше фильма, чем с нами, не было… Для меня удивительно в Дружининой еще то, как она не поняла, что ей в руки попался бриллиант, случайно совершенно сложился актерский коллектив. Там не надо было играть любовь – персонажи, которые должны были любить друг друга по сценарию, любили сами по себе. Все были в позитиве, в счастье… Ну, а кино… Если бы тогда мне кто-то сказал, что делается детский фильм, да еще в стиле шоу-бизнеса, я бы, конечно, все понял и особо не парился. Но я-то пытался все делать всерьез, хотел, чтобы были серьезные раны, серьезные переживания. А их там на самом деле не было. Я даже не думал, что такое возможно, кино же – важнейшее из искусств. А оказалось – нет, попса. «Белые розы» такие. «Белые розы», может, даже круче. И для меня успех этого фильма был как гром среди ясного неба. Но если народу понравилось – ну ладно, ну хорошо…

«Народная любовь мне оказалась не нужна»

— Да, в 1987 году так просто с вами было бы не поговорить – порвали бы на сувениры. Неужели слава пришлась не по вкусу?

— Да мне стыдно было.Может, от того, что моя работа в этой картине не была достойна всей этой народной любви. Которая, к слову, мне оказалась совершенно не нужна. Когда она пришла, я вдруг понял, что желание актера быть известным, популярным – это очень неправильный путь. Для того, чтобы быть известным и популярным, ничего не надо делать. Надо улыбаться, иметь хорошие зубы, надо бриться, ходить в спортзал. Надо играть всегда одно и тоже, быть таким, каким тебя хотят видеть, и быть таким каждый день. Вот тогда я понял, что актерство для меня – не самый любимый хлеб. Да, это профессия, которой я владею, но она для меня отошла на второй, даже на третий план.

— «Мушкетеры», ваши предшественники, которые дружат уже больше 30 лет, любят рассказывать о своих похождениях во время съемок: как куролесили, пили, влюблялись. Чем-то подобным порадуете?

— Все было: и совместные посиделки, и выпивания, и приходы в гости без спроса. Рассказывать о своих похождениях не буду просто в силу того, что так устроен. Как-нибудь напьемся – расскажу.

— Но, судя по всему, дров в жизни вы наломали немало.

— Дров я не ломал. Позажигал поленьев достаточно. Участвовал в большом количестве веселых историй. Но не с «гардемаринами». Тут надо понимать, что после фильма я вернулся в Питер. Вышел из картины, перекрестился и благополучно забыл о ней. И второе, самое главное – когда фильм стал популярным, и начались поездки по стране с концертами, я ни в одной из них не участвовал.

— Принципиально?

— Да. Не потому, что плохо относился к Диме и к Сереге – я к ним очень хорошо отношусь. Просто я не мог петь песню «Не вешать нос, гардемарины», она меня раздражала. И ребята ездили без меня. Так что ни одной копейки, ни единой, на славе «Гардемаринов» я не заработал…

Татьяна Лютаева (1965)

Фильм «Гардемарины, вперед!»: актриса Татьяна Лютаева в роли Анастасии Ягужинской — тогда и сейчас

Актеры сериала «Кадетство»: тогда и сейчас

Еще одна актриса, чье имя невозможно не упомянуть, говоря о «Гардемаринах», — артистка Татьяна Лютаева.

В фильме она перевоплотилась в Анастасию Ягужинскую. Мало кто знает, но в 1987 году актриса была беременна. Через пять месяцев после выхода в свет картины артистка родила дочь Агнию Дитковските.

Последние работы Лютаевой — ленты «Анна Каренина» и «Одна жизнь на двоих».

Кто кого должен был играть

Уже тогда Дружинина хорошо представляла – как будут выглядеть герои на экране, какие артисты их будут играть. Заранее знала, что пригласит Смоктуновского, Стржельчика, Евстигнеева. Актёрский состав в «Гардемаринах» вообще сложился завидный. Не смог его украсить только Леонид Филатов, которому Дружинина предлагала роль агента тайной канцелярии Федора Лядащева. Вместо Филатова эту роль сыграл Александр Абдулов.

С молодыми артистами у Дружининой поначалу была полная неразбериха. Дружинина хотела, чтобы Сашу Белова играл Олег Меньшиков, Никиту Оленева – её сын Михаил Мукасей, а Алёшу Корсака – Юрий Мороз. Из них троих на площадку вышел только Мороз. Но вскоре выяснилось, что сниматься он сможет только урывками, потому что занят со своим дипломным фильмом во ВГИКе. «К сожалению, он сказал об этом, когда были отсняты два больших эпизода, – вспоминает Светлана Дружинина

. – Ну и, казалось бы, я должна продолжать. Но нет, дорогой. И вот так появился Димочка Харатьян».

Фото: кадр из фильма «Гардемарины, вперед!»

После главных ролей в «Розыгрыше» и «Зеленом фургоне» Харатьян был уже знаменит. Кроме того, он обладал мужским обаянием, ярким темпераментом и азартом, без которого в приключенческом кино делать нечего. Был у него только один пунктик – он с настороженностью относился к лошадям, хотя и неплохо держался в седле. Коллеги даже подшучивали: Харатьян боится скакунов. Но на самом деле, это был не страх. «Я не то чтобы боялся лошадей, просто лошади были всегда разные, — говорит Дмитрий Харатьян

. — Естественно, к ним надо было какое-то время привыкать. А времени не было. И поэтому мне всякий раз было тревожно, я опасался делать на них трюковые проскачки, не успевал наладить контакт с ними. Так что всё это мифы, что я якобы боюсь лошадей».

А вот в любовных сценах Харатьяну не было равных. Столько нежности и страсти, какой-то особой химии было между Алёшей и его Софьей, что нельзя было ни на секунду усомниться в искренности этих чувств. Их дуэт с Ольгой Машной сложился сразу. Хотя худсовет долго Машную утверждать не хотел. Играть Софью Зотову должна была другая актриса – Марина Зудина. Она и снялась уже в нескольких эпизодах в паре с Юрием Морозом. Но когда Мороз с картины ушёл, Дружининой сразу стало ясно, что и Зудину придётся заменять.

«Они совершенно не смотрелись вместе – и визуально, и по росту, – вспоминает Светлана Дружинина

.— И тогда я, быстро воспользовавшись этим моментом, сказала: тогда будет Машная!». Но один кадр с Мариной Зудиной в фильме всё-таки остался. В эпизоде, когда монахини насильно увозят Софью в Микешин скит, и лица актрисы почти не видно.

Но самой трудной задачей в поиске артистов оказалось подобрать красавицу на роль Анастасии Ягужинской. Именно такую, как хотела режиссёр: талантливую, красивую, аристократичную. И чтобы чувствовалась в ней какая-то тайна.

«Это была самая трудная ситуация, – вспоминает Светлана Дружинина. – До тех пор, пока мой сын, который тогда заканчивал операторский факультет киноинститута, ни сказал: «Мама, что ты переживаешь? У нас во ВГИКе такие шикарные две мочалки есть!» Я говорю: «Что?!» А тогда был в моде «Мочалкин блюз». И поэтому все красивые девчонки назывались «мочалки» – это не было обидно».

Одной из этих шикарных вгиковских «мочалок» была Татьяна Лютаева. Она уже заканчивала институт, и Светлана Дружинина специально пришла посмотреть её выпускной спектакль. «Я помню, что ей не хватило места, и она стояла. – говорит Татьяна Лютаева

. – Битком был заполнен зал. На следующий день меня вызвали на пробы. Я пришла на пробы, три часа мне делали причёску и грим. И выщипали мои брови. Такие у меня были брови – весёленькие, пышные. И через день позвонили и сказали, что я утверждена».

Со сцены в монастыре для Татьяны Лютаевой началась работа в кино. В «Гардемаринах» она была единственной дебютанткой – это был её первый в жизни съёмочный день. И сразу такие партнёры – Римма Маркова и Михаил Боярский.

«Я переживала чудовищно, – рассказывает Татьяна Лютаева. – Я очень нервничала. Но Светлана Сергеевна обладает даром показывать, как надо. И я, в принципе, обезьянничала. Она показывала, как мне нужно сыграть сцену, я смотрела на неё и повторяла все один к одному».

На тех съемках не только начинающей Лютаевой, но и опытным артистам помогало то, что Дружинина в красках могла изобразить любого героя. И даму, и кавалера со шпагой.

Михаил Боярский: «У нее сразу появлялся романтический, далёкий, отсутствующий взгляд. И вот она уже рассказывает о том, что должно происходить. А поскольку она это видит внутри себя, то получается передача всей сцены: отсюда подходит героиня, а герой достаёт шпагу… И у Светланы тут уже всё происходит. Нам остается всё это перевести в актёрский язык и попытаться угодить ей».

Роскошное платье Анны Бестужевой из золотой парчи шилось по меркам Светланы Дружининой. Потому что и роль красавицы-аристократки Бетсужевой предназначалась ей. И этот взгляд. И эти слова… «Я подумала, какая хорошая будет роль, если я в начале только появлюсь – в роскошном платье… роскошная красавица. Потом будут обо мне всё время говорить-говорить-говорить, а потом – сразу сцена в рубище с крестом. Понимаете, какая уникально выигрышная работа», – вспоминает она.

Всё уже было почти готово к съемкам эпизодов с Анной Бестужевой, но буквально за день до них Дружинина вдруг поняла, что на площадку в качестве актрисы она не выйдет. Играть роль и одновременно руководить съёмочным процессом – это, конечно, возможно. Но слишком много суеты.

«Я сказала: дайте-ка мне сюда художницу по костюмам Арину Путиновскую. И говорю ей: «сядь, а то упадёшь, и все здесь присутствующие тоже сядьте». Потому что режиссёр Дружинина отказывает в роли актрисе Дружининой. И действительно, все заговорили: «с ума сойти!». Уже завтра снимать, и начали меня умолять, упрашивать. А я говорю: «всё-всё-всё, спокойно!» Есть потрясающая актриса! И на следующий день пришла к нам в группу Нелли Пшённая – удивительная, красивая, талантливейшая актриса. Все туалеты, весь костюм, парики – как будто были для неё сделаны. И нужно сказать – роль-то была ею прекрасно сыграна!»

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: 9kino@cp9.ru